9 Мая — День Победы

2-1
2-2К празднованию Дня Победы героями газетных публикаций становятся ветераны Великой Отечественной войны. Ведь это, в первую очередь, их праздник. Тех, кому пришлось защищать нашу Родину от врага, сегодня в живых остается все меньше. А иные свидетели того страшного времени уже не могут дать интервью в силу преклонного возраста и болезней. Поэтому истории военных лет, воспоминания ветеранов, письма с фронта — бесценные свидетельства великого подвига советского народа.
Своей историей поделился с нами Николай Александрович Моисеев – ветеран Великой Отечественной войны, живущий в нашем городе.- Родом я из хутора Сизов Чернышковского района Волгоградской области. В то время область называлась еще Сталинградской, а сам Сталинград был недалеко, в 100 километрах от хутора. Всего четверо детей было у моих родителей: я, два брата и сестра. Перед самой войной старший брат служил в армии. Видимо, в их части уже о чем-то знали, потому что в мае 1941 года он прислал домой письмо, в котором были такие слова: «По этому адресу больше мне не пишите. Почему, скоро вы узнаете». Потом стало известно, что его воинская часть к июню была переброшена к западной границе страны. С наступлением немецких войск такие части первыми приняли удар на себя. Больше от моего брата мы не получили никаких известий, родителям сообщили, что он пропал без вести.
Летом 1942 года немецкое командование намеревалось разгромить наши войска на юге, овладеть районами Кавказа, выйти к Волге, захватить Сталинград, Астрахань. Немцы наступали стремительно. В июле они были уже на Волге под Сталинградом. К тому времени мой отец и средний брат уже были мобилизованы на фронт.
Нам с матерью довелось видеть, как отступали наши войска. Просто стыдно говорить об этом печальном и жалком зрелище. Было совершенно ясно, что с таким оснащением наших войск подготовленную вражескую армию с ее мощным вооружением не победить. Не то, что танков и самолетов, даже тракторов не было. Пушки старого образца они везли на быках, на коровах. Как сейчас, помню эту картину: ведут наши бойцы этих быков, а они все увешаны снаряжением, на рогах висят сумки с противогазами, винтовки, скатки шинелей. Один солдат тянет быка за веревку, а другой сзади хворостиной погоняет. Наряду с мужеством и героизмом среди отступающих войск появились признаки падения дисциплины и пораженческих настроений.
В то время вышел самый известный и самый страшный приказ Сталина №227, известный как «Ни шагу назад!» «Отныне отступающие с боевой позиции без приказа свыше являются предателями Родины», — гласил этот приказ. Пришлось нашим войскам занимать оборону.
Хутор Сизов, где мы жили, расположен на берегу реки Цимла. Как раз в этом районе, по обоим берегам, солдаты расположились и стали рыть окопы. В нашем доме поселился военный санитар. Через две недели он сообщил моей матери, что всему подразделению приказано идти на прорыв из окружения. Опять на быках они потянули свои пушки, отошли всего на 7 километров от хутора. В таком походном состоянии их начали бомбить. Вокруг степь, ни окопов, ни деревьев. Укрыться было негде. Часть солдат погибла, другая часть попала в плен. Пленных немцы гнали через наш хутор. Среди пленных мы увидели и того знакомого санитара. Он помахал матери рукой.
А потом мы видели, как наступают немецкие части. Они мимо хутора много дней проходили в сторону Сталинграда: сначала танки, потом пехота. В отличие от наших солдат, немцы не передвигались пешком: ехали на новеньких мотоциклах, на боевых машинах. Глядя на мощное новейшее вооружение вражеских войск, мы горестно думали: «Куда же нам бедным выстоять при такой силе и в таких условиях!»
По вечерам мы слышали гул. Это бомбили Сталинград. Наша оборона под Сталинградом тоже не выдержала, немцы вошли в город. Ожесточенная Сталинградская битва продолжалась 6,5 месяцев и закончилась в феврале 1943 года. Это было решающее сражение всей Второй мировой войны, в котором советские войска одержали крупнейшую победу.
Отец мой погиб в бою под Ростовом-на-Дону в 1942 году. А среднего моего брата 18-летним в 1943 году забрали на фронт в кавалерию. Без всякой подготовки его отправили воевать на тачанке с пулеметом. Но что может сделать пулеметчик на тачанке против немецких танков?! Нашей армии был дан приказ прорвать фронт и зайти немцам с тыла под Харьковом. Силы были неравными. Полк попал в окружение. Брат числится пропавшим без вести…
Я был мобилизован в конце 1944 года. Мне тогда даже не исполнилось 18 лет, учился в 8 классе. Помню, как у нас шел урок, вдруг в класс заходит директор, с ним три учителя. Называют мою фамилию и говорят, что пришла повестка в армию.
Формирование нашего полка проходило прямо в Сталинграде. Весь город был полностью разрушен. До отправки на службу мы жили в подвале. В декабре нас посадили в товарные вагоны, по 40 человек в каждый, всего собрали нас, 17-летних, более 3 тысяч человек. На нарах постелили солому, поставили буржуйки для обогрева и повезли на запад. Эшелон прибыл в Днепропетровск, там нас ссадили, обмундировали, выдали оружие и стали распределять для учебной подготовки. Так как война близилась к концу, нас не стали отправлять необученными прямо на фронт. Приняв военную присягу, я попал в артиллерийский дивизион и в течение месяца получал навыки наводчика 45-миллиметровой противотанковой пушки. Пришлось изучать все виды немецких танков, их броню, уязвимые места, в которые надо бить из пушки, чтобы танк загорелся.
В феврале 1945 года наш полк отправили на фронт. Бои тогда шли уже на территории Германии. Воевать нам пришлось недолго, три месяца. Закончилась война для меня в конце апреля под Дрезденом.
Сразу после 9 мая нас домой не отпустили. Дело в том, что по репарации наша страна получила от Германии много морских военных кораблей. А матросов сразу после войны не хватало. И вот нас, молодых солдат, из армии перевели на военно-морской флот, где надо было служить пять лет. Перед тем, как попасть на корабль, нужно было окончить специальную школу. Учиться морскому делу нас отправили в Ленинград, оттуда я попал в Кронштадт. Там была знаменитая электромеханическая школа Балтийского флота, построенная Петром I. Готовили из меня сначала матроса, а потом механика корабля. Учебу я закончил с отличием. В качестве поощрения мне даже дали поработать на паровом молоте, на котором работал еще Петр I.
Три месяца я стажировался на корабле. Затем меня направили в другую механическую школу, которая находилась в Латвии. Эту школу я также закончил на «отлично» и получил направление механиком малого тральщика. Этот корабль должен тралить мины. А их по Балтийскому морю после войны много оставалось. Задача таких тральщиков была – уничтожать эти мины. Так я на Балтике протралил эти мины до 1948 года. Наш дивизион «законсервировали», а меня отправили на новостроящийся корабль в город Щербаков, нынешний Рыбинск. Пока строился корабль, я времени терять не стал: пошел учиться в вечернюю школу, закончил 8 и 9 класс. Построенный корабль спустили по Волге в Каспийское море. В Баку я закончил 10 класс, поступил в институт. Демобилизовали меня только в 1951 году, но я решил продолжать учебу в институте и остался жить в Баку. Со временем женился, появились дети.
В 1990 году, после развала Советского Союза, в Баку на этнической почве начались волнения. В город вошли советские танки, чтобы остановить погромы, направленные против армян (а заодно и против русских). Началась настоящая война с убитыми и ранеными. Нам с женой пришлось увольняться с работы и думать, куда уезжать. Так мы попали в Кондрово. Здесь теперь живут мои два сына, четверо внуков и четверо правнуков.
Годы идут, мне уже скоро 90 будет, а то военное время помню хорошо. Такое забывать нельзя.
Подготовила Елена Неделенко.